Нелегкая победа

Детские христианские рассказы
 
 
Теплое лето незаметно сменилось осенью. На улице стало холодно и сыро. Густой, белый как молоко туман повис над землей. Не слышно стало ни пения птиц, ни крика петухов. Лишь изредка то тут, то там раздавались звонкие голоса – дети шли в школу.
 
– Аня! Подожди-и-и! – окликнула Лена подругу. Девочки поздоровались.
 
– Ну и туман сегодня! – с восторгом произнесла Аня.
 
– Даже школу не видно! – подтвердила Лена и с тревогой спросила: – Как ты думаешь, мы не заблудимся?
 
– Ты что? Я с закрытыми глазами дойду!
 
– Тебе не страшно после вчерашнего разговора идти в школу?
 
– Нет, – улыбнулась Аня. – И в то же время так не хочется...
 
– А я хочу, чтобы школа была прямо в молитвенном доме и учителя верующие...
 
– Размечтались! – поравнялся с девочками Гриша. – Это вы после вчерашней взбучки?
 
– А что, неплохо было бы, правда? – оглянулась Лена и замолчала, уступая кому-то дорогу.
 
Их догоняли мальчики из параллельного класса.
 
– Богомольцы, привет! – поздоровался один.
 
– Эй вы, из каменного века! – выкрикнул другой.
 
– Вы сегодня молитву совершали? – усмехнулся третий.
 
Но эти колкости, казалось, не огорчили друзей. Они молча переглянулись и пропустили ребят вперед. Вскоре Аня, Лена и Гриша заметили впереди Лиду. Она поджидала их у ворот своего дома.
 
– Доброе утро! – поздоровалась Лида и весело добавила: – Что нам будет сегодня?
 
– Посмотрим! – многозначительно ответил Гриша. – Думаю, не хуже вчерашнего.
 
Новый учебный год начался с испытаний, насмешек и унижений. Гриша, Лида, Аня и Лена не вступили в пионеры, как остальные дети, и из-за этого встретили много трудностей. Над ними смеялись и учителя, и одноклассники. И все же, по молитвам церкви, друзья оставались твердыми в своих убеждениях и хотели служить только Богу.
 
После первого урока Гришу, Аню, Лиду и Лену вызвали к директору. Кроме него, в кабинете были еще две учительницы.
 
– Садитесь, девочки, садитесь! – радушно пригласил директор, указывая на стулья. – А ты, Гриша, присаживайся поближе к столу. Может, тоже когда-нибудь директором будешь!
 
– Конечно! – подхватила одна из учителей. – Он ведь так хорошо учится! Задачи по математике как семечки щелкает!
 
– Ну, а Лена уж точно преподавателем будет! – польстила другая.
 
Гриша, Лена, Аня и Лида настороженно переглянулись и сели в ряд. Как ни старались учителя развеселить их – ничего не получалось. Вид у ребят был сосредоточенный и серьезный.
 
– Я рад видеть вас, дети, – приступил директор к главному вопросу. – Вы подросли за лето, поумнели, правда? Вот я и решил поговорить с вами, как со взрослыми. Хватит упрямиться – вступайте в пионеры, и будем вместе бороться за светлое, счастливое будущее! Он внимательно посмотрел на подростков, затем перекинул листок настольного календаря и продолжил:
 
– В Бога сейчас верят только старики и отсталые люди. Вот ваши родители, например, не смотрят телевизор, не пользуются бытовой техникой и не знают, что люди в космос летают, всякие эксперименты там делают и доказывают, что никакой жизни вне нашей планеты нет. В общем, бросайте свои предрассудки, вступайте в пионеры, потом в комсомол. После школы пойдете учиться в институт или университет, и, обещаю вам, вы еще не раз вспомните мои слова и будете благодарить, что я помог вам стать на верный путь.
 
– Верный путь в небо ведет, а не в ад, – заметил Гриша.
 
– В небо ведут самолеты и ракеты, – снисходительно улыбнулся директор. – Вот закончишь школу, а там, смотри, и сам ракеты будешь строить!
 
– Ну что, девочки, будем пионерами? – широко улыбнулась учительница математики. – Вы теперь сами должны делать выбор, независимо от родителей. Они пусть верят, никто не запрещает.
 
– И мы будем верить, – прошептала Аня и, взглянув на подруг, заметила согласие в их глазах. – Будем...
 
– Как вы не поймете, что все это вздор! Эти фанатики забили вам голову! – рассердился директор и в гневе выпроводил детей из кабинета.
 
В понедельник утром классная руководительница предупредила:
 
– Лена, на большой перемене зайди к директору!
 
Лена глубоко вздохнула, но, поймав на себе ободряющий взгляд Ани, улыбнулась.
 
После урока математики она с сильно бьющимся сердцем направилась в директорскую.
 
– С Богом! – с участием пожелали ей Лида с Аней, а Гриша только многозначительно подмигнул вслед. Разговор на этот раз был коротким.
 
– Вот тебе, Лена, лист бумаги, – строго сказал директор, – пиши, что родители заставляют тебя ходить на собрания и не разрешают вступать в пионеры.
 
Лена долго мяла в руках носовой платочек, но к ручке так и не притронулась.
 
– Если не будешь писать, завтра же соберем комиссию и лишим папу с мамой родительских прав. Отправим тебя в интернат, а там уж будешь делать все, что тебе скажут!
 
Лена не выдержала. Подбородок ее задрожал, спазмы сдавили горло, и она заплакала.
 
«Меня ведь папа не заставляет ходить на собрание, – хотела возразить она, но побоялась: – А вдруг и правда в интернат отправят?» И тут она вспомнила слова учительницы: «Тебя же не заставляют отказываться от Бога! Верь сколько хочешь, галстук этому не помеха». Лена растерянно вздохнула и краем глаза взглянула на директора.
 
«И все же это нечестно! – решила она. – Как я могу вступать в пионеры, если принадлежу Богу и хочу служить Ему? Нет, не буду».
 
«Богу не нужна такая, как ты, – подобно вихрю, ворвалось в сердце сомнение. – Ты и обманываешь, и обижаешься, и хитришь. Разве ты Божья?»
 
– Может, ты все-таки наденешь галстук? – вдруг ласково заговорил директор. Лена кивнула.
 
– Вот и молодец! Давно бы так... Ты ведь хорошо учишься! Закончишь школу с золотой медалью, поступишь в институт...
 
Следом за Леной к директору вызвали Аню, Лиду и Гришу. В конце концов всех, кроме Гриши, уговорили вступить в пионеры.
 
После уроков классная руководительница объявила детям:
 
– Завтра Аня, Лида и Лена будут вступать в пионеры! Наденьте все праздничную форму.
 
Как будто огромный камень навалился на Лену – так ей стало тяжело, оттого что поступила против своей совести. Втянув голову в плечи, она брела домой, с горечью вспоминая разговор в директорской.
 
«Зачем согласилась? – корила она себя. – Гриша – молодец, устоял, а я?..» На душе было больно, страшно и тоскливо. Домой идти – стыдно, на улице тоже ни с кем не хотелось встречаться.
 
«Что скажет мама? – переживала Лена. – А папа? Им тоже будет горько, что их дочь такая. А как теперь я пойду на собрание?..»
 
Тяжесть на сердце увеличилась, и уже вечером, перед сном, Лена попросила:
 
– Боже, помоги мне! Ты видишь, как я боюсь попасть в интернат, но и в пионеры вступать тоже не хочу! Прости меня за то, что я уже согласилась. Помоги мне остаться христианкой...
 
Лена боролась с одолевающими ее мрачными мыслями и долго ворочалась в постели. Наконец она не выдержала и пошла к родителям.
 
– Что же ты молчала до сих пор? – удивился папа. – Будем вместе просить защиты у Господа. И если учителя не отстанут, я пойду в школу и сам поговорю с директором. Конечно, плохо, что ты согласилась надеть галстук. Это уже неверность. Но еще есть возможность исправить положение. Для этого нужна твердость и решительность. Христианский путь нелегок, и если ты хочешь им идти, будь готова ко всем страданиям, унижениям и насмешкам за имя Господа. Родители еще раз помолились с Леной и легли спать.
 
На следующий день было торжественное собрание.
 
– Сегодня у нас большой праздник, – радостно сказала пионервожатая. – Аня, Лида и Лена вступают в пионеры. Давайте похлопаем!
 
Все дружно захлопали, а Лене от этой шумной радости вдруг стало страшно. Она вся съежилась и почему-то покосилась на Гришу. Он тоже взглянул на нее, и в его глазах Лена увидела столько искреннего сочувствия и жалости! Ей показалось, что он спрашивает: «Как ты так можешь?»
 
«Какой позор! Как я могла согласиться? – думала Лена. – Нет, не хочу из-за примерного поведения и хороших оценок отказываться от Бога!»
 
Лена огляделась. Уже повязали галстуки Лиде и Ане. Вызвали ее.
 
– Лена, ты что, передумала? – услышала она удивленный голос пионервожатой. – Выходи вперед скорее!
 
Но Лена так и осталась стоять на месте. От этого ей вдруг стало легко и даже радостно.
 
«Нет, я буду служить Богу! – снова и снова повторяла она про себя. – Иисус, помоги мне устоять!»
 
Торжества не получилось. Уже никто не хлопал в ладоши, не произносил громких фраз.
 
Пришел директор. Он старался убедить Лену, что быть пионером – это очень почетно. Но она стояла как вкопанная и не произнесла ни слова.
 
Домой Лена летела как на крыльях.
 
– Слава Тебе, Иисус! – повторяла она счастливо. – Мне теперь ничего не страшно! И если Ты не допустишь – они ни за что не отправят меня в интернат!