Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти святителя Филиппа, митрополита Московского.

Текстовые проповеди Патриарха Кирилла

22 января, в день попразднства Богоявления и памяти святителя Филиппа, митрополита Московского и всея России, чудотворца, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Патриаршем Успенском соборе Московского Кремля. После чтения Евангелия Предстоятель Русской Православной Церкви произнес проповедь, посвященную духовному подвигу святителя Филиппа.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сегодня мы празднуем память святителя Филиппа, митрополита Московского. Его мощи находятся в этом святом соборе, у правого клироса. Память о святителе бережно сохраняется не только в Москве, где он служил, но и по всей Руси. Эта память, в первую очередь, связана с обстоятельствами его смерти. Святитель Филипп был умерщвлен по приказу царя Ивана Грозного. Царю показалось, что митрополит участвует в некоем заговоре против него, что он может возглавить оппозицию, что он может поднять людей на борьбу с ним. Это впечатление усугубилось после того, как святитель Филипп отказался преподать царю свое благословение, укоряя его за многие жертвы, которые тот приносил, укрепляя свою единоличную власть.

История эта хорошо известна: в день Благовещения в том самом соборе, где мы с вами находимся, к святителю подошел царь и попросил у него благословения. Но митрополит благословения не дал. Это было молчаливое, но очень ясное выражение осуждения Церковью всего того, что совершал царь неправедного. Ибо личность Ивана Грозного весьма противоречива — наравне с делами греховными он совершал и много полезного для Отечества и Церкви. Но не за доброе митрополит отказал в благословении царю, а за злое.

Дальше события развивались стремительно. Царь собирает собор, и собор епископов — не царь, а собор епископов! — осуждает митрополита Филиппа и лишает его сана. С него снимаются архиерейские одежды, он заточается в Отрочь монастырь в Твери и живет там как государственный преступник, под неусыпной стражей.

Но даже в заточении митрополит Филипп, который пользовался огромным авторитетом среди верующего народа и духовенства, представлял, по мнению Грозного, некую опасность. И тогда царь дает указание Малюте Скуратову убить митрополита, что тот и совершает.

Эта страшная история помогает нам очень многое понять — в первую очередь, то, каким должно быть отношение Церкви к внешнему миру, в том числе к власти. Церковь призвана хранить Божию правду и ее провозглашать. Не дело Церкви делить светскую власть, участвовать в политической борьбе; не ее дело направлять гнев народных масс в ту или иную сторону. Дело Церкви ─ провозглашать Божию правду. Мы почитаем святителя Филиппа именно за то, что он эту правду провозгласил. Если бы святитель позволил вовлечь себя в борьбу бояр против царя, если бы он возглавил некое политическое сопротивление, то сегодня мы не поминали бы его имени. Пример святителя учит, что Церковь должна полагать в основу оценок, которые она простирает на внешний мир: единственным мерилом должна быть правда Божия, и ничто другое. Никакие политические учения, никакие новомодные, преходящие человеческие мудрования, никакие соображения политической целесообразности — ничто не должно и не может подвигать Церковь к тому, чтобы на основе этих человеческих представлений судить о мире, о человеке, о власти, об окружающем обществе. Церковь вообще не призвана выносить суд. Она предает людей суду Божиему: «Не судите, да не судимы будете». Церковь не судит: Церковь призвана со смирением оценивать все, что происходит в мире, на основе Божией правды.

И еще чему-то очень важному учит нас сегодняшний день. Не только тому, чтобы Церковь всегда использовала лишь одно мерило для оценки происходящего, но еще и тому, как должна быть организована церковная жизнь, чтобы никогда и ни при каких обстоятельствах Церковь не разделялась. Ведь если бы созванные на тот самый нечестивый собор архиереи сказали со смирением царю: «Прав наш митрополит» и «Мы вместе с ним», конечно, никто не гарантировал бы тогда их избавление от насильственной смерти или от заточения, но зато какая сила была бы явлена в этом единомыслии всего епископата! Но этого не произошло…

Мы уже не знаем даже имен тех, кто приговаривал митрополита к низвержению, но мы помним его святое имя. И мы должны почерпнуть из этой истории твердое убеждение, что только в единстве Церковь способна влиять на окружающий мир, распространяя на него свое нравственное воздействие. Именно поэтому буквально с самого начала христианской истории враг рода человеческого стремился разделить Церковь. Уже в апостольское время появляются ереси, а затем различного рода расколы, и практически вся история Церкви — это история борьбы за свое единство. Для чего же нужно это единство? Для того, чтобы свидетельство было ярким, сильным и убедительным, чтобы никто никогда не мог сказать: «Зачем вы говорите нам все это? Сами на себя посмотрите — ведь вы разделены».

Врагу рода человеческого удалось разделить мировое христианство. Трудно сказать, как развивалась бы история, если бы не произошло разделение христиан на восточных и западных. Наверное, течение истории было бы совершенно иным. Мы надеемся, что в некий момент, может быть, по молитвам Церкви, Господь приклонит милость ко всем, кто призывает Его святое имя, и снова единство Вселенской Церкви будет явлено роду человеческому. А пока мы должны зорко следить и стараться сохранять единство своей собственной Поместной Церкви. В этом отношении особая ответственность ложится на епископат Церкви во главе с Патриархом. Может быть, если бы в те времена, когда жил святитель Филипп, архиереи чаще собирались на соборы, если бы тогда был выработан навык постоянного соборного советования, то и не произошло бы то, что произошло. И сегодня, когда Церковь наша существует в условиях свободы, очень важно развивать это советование среди архиереев, соборное начало Церкви. Только через такое единомыслие Церковь становится сильной и способной остановить любые разделения. Только при таком единстве, которое преломляется в соборной мудрости, Церковь способна говорить языком, который может убеждать окружающий нас мир.

Мы сегодня молимся святителю Филиппу о Церкви нашей, о стране нашей, о всей исторической Руси, чтобы Господь приклонил милость Свою к народу нашему, чтобы Церковь была всегда способной провозглашать Божию правду, не вовлекаясь в перипетии человеческих конфликтов и человеческой борьбы. Мы молимся также и о том, чтобы окружающий мир оказался способным воспринимать голос Церкви без ожесточения и злобы. Мы молимся и о том, чтобы Церковь наша всегда хранила единство, для того чтобы со смирением и силой нести свое пастырское служение народу. И мы молимся святителю Филиппу, чтобы он, предстоя престолу Всевышнего, приклонил к нам Его милость. Аминь.