Суть веры

Текстовые проповеди Александра Шевченко

Вот отрывки из книги «УЧЕНИЕ О ТРОИЦЕ: самообман христианства» Энтони Баззарда и Чарльза Хантинга:

«Читатель еврейской Библии был научен понимать принципиальное различие между Богом и человеком. Между адони, «мой господин», и Адонай, «Всевышний Бог», лежит пропасть. Не менее 195 раз еврейский канон относит слово «адони» к почитаемому человеку, и никогда это слово не употребляется по отношению к Всевышнему Богу. Этот значимый факт говорит нам о том, что еврейские Писания, предрекающие приход Мессии, видят в нем не Бога, а человека, происходящего из рода Давида, которого Давид совершенно оправданно считал своим господином.

„Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня…“ (Пс. 109:1).

Несмотря на то что евреи не смогли обнаружить в Ветхом Завете ни единого намека на предвечного Сына Божьего, это не остановило многочисленных читателей Библии, с полной уверенностью доказывающих предвечное существование Иисуса, а следовательно, и наличие, по крайней мере, двуединой природы Бога на основании Псалма 110:1: „Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих“. Как фарисеи, так и Иисус признавали, что второй „Господь“ этого стиха относится к обетованному Мессии. Иисус предложил увидеть в этом тексте Божественное речение о Мессии как о сыне Давида и господине Давида одновременно (Мк. 12:35‒37).

Что же в таком случае, подразумевает это богодухновенное христологическое утверждение, когда называет Мессию Господом? По мнению некоторых ученых, этот стих следует перевести таким образом: „Сказал Бог Богу моему…“. Они настаивают на том, что Давид знал о двойственной сущности Бога и, будучи под вдохновением, провозгласил вечное Сыновство и Божественность того, кто позже должен был стать Иисусом. Подобная теория основывается на очевидном искажении смысла еврейского оригинала. Два слова, переводимые как „Господь“ в предложении „Сказал Господь Господу моему…“, значительно отличаются друг от друга. <…> Первое слово „Господь“ относится к Богу, Отцу, Единому Богу Израиля (как и в 6700 других случаях). Второе же слово, переведенное в Синодальном издании как „Господь“, — это ивритское «адони», которое правильнее было бы перевести, согласно всем стандартным еврейским словарям, как „господин“, „хозяин“ или „владелец“; здесь оно предсказывает Мессию. Если бы Давид считал Мессию Богом, он употребил бы не „адони“, а „Адонай“  термин, используемый исключительно для обозначения Единого Бога… Таким образом, у нас один Господь и один Господин: один Господь — Бог и один Господин — Мессия, Иисус… Греки неверно истолковали еврейское понимание и превратили Иисуса в небесное существо, пришедшее на землю из открытого космоса. Но таков ли человек Иисус?»

Что сказать на это? Постановка вопроса предельно проста: если Христос Бог, то поклоняться Ему абсолютно правомерно и естественно, как и Богу Отцу. Если же Христос — «бог», вымышленный христианами-язычниками, то поклонение Eму не что иное, как идолопоклонство и грех многобожия. С перспективы христианского учения отрицание божественной природы Христа автоматически исключает акт Боговоплощения. Но вера в Христа, как Бога воплощенного, является основанием нашего спасения!

«Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте» (Ин. 14:1).

Что же нам делать? Как найти ответ? В этом случае без Торы, пророков и Евангелия нам не обойтись!

«„Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, чтó значит: с нами Бог“.» (Мф. 1:23). Непорочное зачатие было от Святого Духа, «Посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк. 1:35)

«…великая благочестия тайна: Бог явился во плоти…» (1 Тим. 3:16).

«От них (евреев — А. Ш.) Христос по плоти, сущий над всем Бог…» (Рим. 9:5).

«Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам (свет и) разум, да познáем (Бога) истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе: Сей есть истинный Бог и жизнь вечная» (1 Ин. 5:20).

«Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах» (Ин. 3:13).

«Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:28)

«Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением (воровством, присвоением чужого титула. — А. Ш.) быть равным Богу; но… сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Флп. 2:6,7). Если принять то, что Иисус не Бог, а всего лишь человек, тогда что означает текст «стал как человек», уподобившись людям?

«В Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9).

Иоанн Креститель свидетельствует о Христе, идущем к нему креститься, как о Том, Кто был прежде него (Ин. 1:15). Разве заявление величайшего из пророков маловажно?

«…Им создано все…» (Кол. 1:16). «…мир чрез Него начал быть…» (Ин. 1:10). «…Слово стало плотию… и мы видели славу Его, славу как Единородного от Отца» (Ин. 1:14).

Все эти тексты — о Боге воплощенном, Который существовал ранее в веках! Как мы видим, боговоплощение многократно и всесторонне представлено в Писаниях. И кто не признает Христа (Бога), пришедшего во плоти, — это дух антихриста (1 Ин. 4:3).

Конечной целью всех усилий Христа должно было стать откровение о Его божественности. Его учение, чудеса, все пророчества о Нем должны были направлять человека к центральному вопросу: Кто Он? И всякий раз, когда тот или иной человек был готов к ответу, Иисус незамедлительно и недвусмысленно говорил ему, что Он — Христос. Понимая всю сложность подобной задачи и то, что это переломный момент в сознании отдельного человека, Христос никогда не спешил с такими откровениями, но действовал по мере готовности людей. Даже Своим ученикам Он сказал об этом далеко не сразу.

«С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть»(Мф. 16:21). При этом Он «запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос»(Мф. 16:20).

Что же касается других людей, то с каждым Он поступал соответственно ситуации и с учетом готовности человека уверовать в Него. Однажды Христос исцелил слепого. Человека, с которым совершилось чудо, фарисеи всерьез допрашивали, даже вызывали родителей, удостоверяясь, на самом ли деле их сын был слепым. В конце концов прозревшего прогнали, закончив расследование. «Иисус, услышав, что выгнали его вон, и нашед его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему» (Ин. 9:35‒38).

Восхищает то, с каким трепетным доверием этот человек относился к Иисусу Христу. Он знал, что Иисус исцелил его от слепоты, о чем он и засвидетельствовал фарисеям: «Это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, а Он отверз мне очи» (Ин. 9:30).

Итак, бывший слепец доверял всему, что говорил Иисус. Если на вопрос «Кто Он, Сын Божий?» Иисус бы назвал имя любого другого человека, исцеленный поверил бы во что угодно. Он верил всему, что говорил Иисус! Слепо верил. Безоглядно. Верил Иисусу и точка. В тот момент он был готов поверить даже в то, что этот самый Иисус есть Сын Божий. Потому Христос ему и открылся.

Вера на самом деле — это вера в Источник, а не в отдельные части информации. Авраам не просто поверил в одно из обетований — «…Авраам поверил Богу…» (Гал. 3:6).

Из книги «Церковь и мессианское движение»