Дорога обратно

Текстовые проповеди Александра Шевченко

Что же на самом деле предполагает призыв к христианской церкви вернуться к своим еврейским корням в интерпретации мессианского движения? Предполагает ли это возврат к Христу, если Христос и так глава Церкви?! Я на самом деле признаю, что из двух стад (евреев и язычников) образовалось одно стадо, но сделал это Христос, наш общий Пастырь. Я признаю из двух (евреев и язычников) одного нового человека! Но это возможно только во Христе! (Еф. 2:15) Я признаю свое прямое родство с Авраамом через его семя, которое есть Христос (Гал. 3:16).


Но то, к чему меня пытаются вернуть некоторые мессианские лидеры, — это закон Моисеев, а в широком смысле даже иудаизм. Это уже имело место в небезызвестной церкви апостола Иакова в Иерусалиме. Некоторые ревнители закона самовольно проникли в галатийскую церковь и призвали соблюдать закон Моисеев, если те хотят спастись. На что апостолы в Иерусалиме в своем письменном ответе галатийской церкви отреагировали весьма понятным образом: «…мы услышали, что некоторые, вышедшие от нас, смутили вас [своими] речами и поколебали ваши души, говоря, [что должно] обрезываться и соблюдать закон, чего мы им не поручали» (Деян. 15:24) и т. д.
К чему же меня хотят вернуть? К каким корням? К тому, что закончилось с приходом Христа? «Потому что конец закона — Христос, к праведности всякого верующего» (Рим. 10:4). Меня убеждают, что без еврейского корня ветви церкви засохнут. Я же пытаюсь сказать, что Корень — это не Израиль, а Христос, к Которому я уже привит. Израиль — маслина. А Христос есть «Корень и Потомок Давида» (Отк. 22:16), то есть от Христа Давид, и Христос от Давида по плоти. «…„будет корень Иессеев, и восстанет владеть народами; на Него язычники надеяться будут“.» (Рим. 15:12).
Сам же Себя Христос называл Лозой, прежде всего заверяя Израиль: «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие [ветви] собирают и бросают в огонь, и они сгорают» (Ин. 15:6).
Всё не так сложно, если сознательно не искажать оригинальной мысли апостола Павла. В его аллегории присутствует три раздельных образа: корень, то есть Христос, или Бог в широком смысле слова, маслина — Древний Израиль, ветви — всё население земли, включая евреев. Корню маслины отводится особая роль: он держит дерево и все его ветви — и природные, и привитые. Им освящаются ветви. «…если корень свят, то и ветви» (Рим. 11:16). Поэтому заявление «не ты корень держишь, но корень — тебя» (Рим. 11:18) имеет равное отношение и к первым (евреям), и ко вторым (язычникам). Маслина, как я сказал, символизирует Израиль, который в хронологическом, историческом, порядке «первенец Божий». Потому уверовавшие язычники примыкают к церкви первенцев. Если это для кого-то имеет значение. Более важно другое: что и первых, и вторых держит общий Корень — Христос. А если не так, то твоя природная прописка тебе не поможет.
Когда иерусалимские братья утверждают: «Если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись» (Деян. 15:1), неудивительно, что Павел приходит в ярость. В ответ он пишет, что не просто не рекомендует этого делать или оставляет это на их усмотрение, но предостерегает: «…Берегитесь обрезания, потому что обрезание — мы, служащие Богу духом, и хвалящиеся Христом Иисусом, и не на плоть надеющиеся» (Флп. 3:2–3). В своих посланиях апостол язычников многократно предостерегает их не возвращаться в закон. «Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати» (Гал. 5:4).

Заявление «без обряда Моисеева не можете спастись» — для Павла признак опасности, поскольку такая концепция в корне противоречит принципу благодати и оправдания во Христе через веру. В понимании Павла, закон и пророки — до Иоанна. Со дней же Иоанна Царство Божье проповедуется (Мф. 11:12–13). Это означает, что все яства, пития, различные омовения и обряды, касающиеся плоти, установлены были только до времени исправления (Евр. 9:10). «Закон… дан… до времени пришествия семени (Христа. — А. Ш.)» (Гал. 3:19). «Итак, никто да не осуждает вас за пищу, или питие, или какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу» (Кол. 2:16).

А что собой представляют праздники, субботы и вся обрядовая часть в иудаизме? Это тень, а не самый образ вещей (Евр. 10:1). Как известно, при свете от каждого предмета падает тень, в точности, до мельчайших деталей отображающая его образ (предмет). Но образ и его тень — понятия разные. Тень появляется только при наличии образа (предмета). Главное же то, что тень сама по себе никого не интересует и не привлекает, разве что маленьких детей. Павел пишет церкви в Галатии, что это детям свойственно увлекаться вещественными началами, то есть не Образом (Христом), а прообразом (Законом).«Ныне же… получивши познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы» (Гал. 4:9,10).
Оказывается, церковь возвращают не к истокам веры, а к немощным и бедным началам — традициям и обрядам. Церковь возвращают от Образа — к прообразам, от сути вещей — к их отражению. Само утверждение Павла «зачем возвращаетесь» звучит как «Остановитесь! Это дорога назад! Это не привитие к Маслине, это отсечение от Лозы! Это отлучение от Христа!» (Гал. 4:17).
В самом начале книги я сказал, что признаю иудаизм, который вел к Христу. Пока не возник Образ, дети Израиля шли за Его тенью, навстречу Ему. Но сегодня иудаизм (закон, обряды, праздники и пр.) — это дорога от Христа в обратную сторону!