Плод по контрасту с дарами

Вера как образ жизни. Дерек Принс
Давайте сравним новогоднюю елку с яблоней. На
новогодней елке — игрушки (подарки, дары), на яб
лоне — ее плоды, яблоки. Мы украшаем елку игруш
ками. Елка и игрушки никак не связаны, они различного
происхождения. Игрушка не несет никакой информации
о природе елки.

С другой стороны, яблоко и яблоня связаны самым
непосредственным образом. Природа дерева определяет
природу плода, как по виду, так и по качеству. На
яблоне никогда не вырастет апельсин. Здоровое дерево
даст здоровый плод. Яблоко появляется в процессе роста
и развития, тогда как игрушка навешивается на елку
единовременным актом. Для того, чтобы добиться наи
лучших плодов, за деревом надо тщательно ухаживать.
На это уходит время, способности и труд.

Давайте приложим эту простую аналогию к духовной
сфере. Духовный дар как передается, так и принимается
в результате краткого, единовременного акта. Он ничего
не говорит нам о природе человека, через которого этот
дар действует. С другой стороны, духовный плод выра
жает природу той жизни, которая порождает его; он
возникает в процессе роста. Для получения наилучшего
плода нужно тщательно культивировать свою жизнь, а
на это уходит время, навыки и труд.

Мы можем выразить различие и по-другому: дар вы
ражает способность, плод — характер.

Что важнее? В конечном итоге, вне всякого сомнения,
характер важнее способностей. Действие дара единовре
менно. Как Павел объясняет в 1-ом Коринфянам 13:8-13,
наступит время, когда дары больше не будут нужны.
Но характер — это навсегда. Наш характер в этой жизни
определит нашу судьбу в вечности. Наступит день, и
мы оставим дары позади; но наш характер будет пре
бывать с нами вечно.

Однако, мы не стеснены нуждой выбирать то или
другое. Дары не исключают плода; плод не исключает
даров. Скорее, они взаимно дополняют друг друга. Дары
предназначены для практического выражения характера.
Прекрасный пример этому — личность Самого Иисуса
Христа. Его любящий, милосердный характер макси
мально выражался через действие духовных даров. Толь
ко при помощи духовных даров Он мог удовлетворить
нужды тех людей, для служения которым Он пришел,
и, таким образом, полностью открыть им характер Сво
его Отца, Которого Он представлял (Иоан. 14:9-10).

Мы должны всеми силами подражать примеру Иисуса.
Чем больше мы будем проявлять любовь, заботу и со
страдание, тем больше для практического выражения
этих качеств нам будут нужны тс же самые дары, ко
торые использовал Он. От полноты нашего оснащения
этими дарами будут зависеть наши возможности про
славления Бога, нашего Отца, так как это делал Иисус.

Итак, плод выражает характер. Наличие и зрелость
всех девяти форм духовного плода выражают полноту
идеально отточенного Христианского характера, когда
каждая форма плода имеет специфическую направлен
ность.

Семантика греческого слова «пистис», которое пере
водится как вера, включает в себя такие понятия как
доверие (доверчивость; в Русской Библии это слово часто
переводится как упование) и верность.

Иисус неоднократно подчеркивал, что всякому, кто же
лает войти в Царство Божье, нужно уподобиться ребенку
(Мат. 18:1-4; 19:13-14; Мар. 10:13-15; Лук. 18:16-17).
Что отличает ребенка от взрослого? Доверчивость. И
как это ни парадоксально, но это же качество совершен
нейшим образом выражается в наиболее зрелых мужах
Божьих — таких как Авраам, Моисей, Давид и Павел.
Напрашивается вывод, что в большой степени наша ду
ховная зрелость зависит от того, насколько мы культи
вируем этот аспект веры. Более полно плод веры в этом
аспекте можно определить как спокойное, устойчивое, не
поколебимое упование на благость, мудрость и верность
Божью. Независимо от испытаний или кажущихся катастроф,
человек, взрастивший эту форму плода, остается
спокойным посреди всех бурь. Он непоколебимо убежден,
что Бог все равно контролирует все ситуации и что во
всем и через все Он желает благословить Своих детей.
Внешним выражением этого доверия является ста
бильность. Давид чудесно выразил это в псалме 124:1:

«Надеющийся на Господа, как гора Сион, не подвиг
нется, пребывает вовек». Все горы на земле могут сдви
нуться с места, кроме одной единственной — Сиона.
Сион является той горой, которую Бог избрал для Своего
обитания. Только она непоколебима и пребывает вовек.

Точно также обстоит дело с верующим, который нау
чился доверять. Вокруг него все могут поддаться панике
и замешательству, но он остается спокойным и непоко
лебимым. «Основание его на горах святых» (Пс. 86:2).

В 1960 году, когда я был директором подготовитель
ных курсов для учителей Африки, одна из наших сту
денток, по имени Агнста, заболела тифом. Моя жена и
я посетили ее н больнице и обнаружили, что она в
критическом состоянии комы. Я помолился, чтобы Бог
вывел ее из комы на столько времени, чтобы я мог
поговорить с ней. Минуту спустя, она открыла глаза и
посмотрела на меня.

«Агнета, — спросил я, — Уверена ли ты, что твоя
душа безопасно покоится в руках Господних?»

«Да», — четко и твердо ответила она и снова впала
в состояние комы. Но я был удовлетворен. Все, что ей
нужно было сказать, а мне услышать, было это одно
единственное слово «да». Оно выразило глубокое, непо
колебимое доверие Богу.

Основанием такого доверия является посвящение себя
Богу. Примерно за год до описываемых событий Агнета
в моем присутствии посвятила свою жизнь Иисусу. А
теперь, во время испытания, возможно на самом пороге
вечности, ей не нужно было делать это еще раз. Ей
только нужно было пребывать в том, что она уже имела,
когда она посвятила себя Богу раз и навсегда.

Через некоторое время, в ответ на молитвы друзей
Агнсты, Бог восстановил ее здоровье. Ее способность

«принять» воздействие вознесенной за нее молитвы во
многом объяснялась ее упованием на Бога.

В псалме 36:5 Давид говорит: «Предай Господу путь
твой, и уповай на Него, и Он совершит». Более дословно,
в тексте говорится: «...и Он совершит это». Здесь от нас
требуются две вещи. Во-первых, «предать» (устаревшее
употребление — в современном русском языке «посвя
тить себя»). Во-вторых, это «уповать». Акт посвящения
приводит к состоянию упования. Давид уверяет нас,
что, когда мы пребываем в этом состоянии упования,
Бог «совершает». Другими словами, Бог делает то, что
мы доверили Ему. Только постоянное упование с нашей
стороны даст Богу возможность вмешаться в нашу жизнь
и сделать то, что необходимо. Но если мы перестаем
доверять Богу, то мы перекрываем канал Божьего воз
действия и препятствуем завершению того, что Бог на
чал делать для нас.

Доверять Богу в чем-то — это все равно, что положить
деньги на свой счет в банке. Нам не нужно переживать
о надежности своего вклада с этого момента. Это ста
новится ответственностью банка. Есть некая доля иронии
в том, что люди доверяют банку в вопросах капитало-в
ложений, но не могут вполне довериться Богу в каком-то
жизненно важном для них вопросе.

Отметим одну интересную особенность в этом при
мере с банковским вложением. Банк дает нам офици
альную расписку с указанием даты, места и суммы
нашего вложения. Все четко и ясно. Точно так же мы
должны быть конкретными в том, что мы посвящаем
Богу. Мы должны знать без тени сомнения, что мы
посвятили, когда и где. Нам также нужна официальная
«расписка» Святого Духа, подтверждающая, что Бог при
нял то, что мы посвятили Ему.
Совершенствование в уповании

Упование подобно всякой другой форме плода: на
всех стадиях роста вплоть до достижения зрелости за
ним требуется уход. Упование относится скорее к об
ласти духа, чем к эмоциям. Давид говорит: «Только
Он — твердыня моя, спасение мое, убежище мое: не
поколеблюсь более» (Пс. 61:3, 7). И еще: «Когда я в
страхе, на Тебя я уповаю» (Пс. 55:4). Давид конста
тирует, что внутри него конфликт между страхом и
упованием. Но страх поверхностен, это эмоция. А до
верие — глубже, в духе.

Зрелое упование подобно глубокой реке с сильным
течением. Она непреодолимо устремляется к морю. Вре
менами ветер страха или сомнения может дуть против
течения и поднимать пенящиеся волны на ее поверх
ности. Но эти волны и ветер не могут изменить или
воспрепятствовать глубокому непрестанному течению
вод ниже поверхности, по мере того, как это течение
следует курсу, определяемому руслом реки и заканчи
вающемуся в морс.

Слова Павла во 2-ом послании к Тимофею 1:12 пре
красно иллюстрируют упование в его зрелой форме: «По
сей причине я и страдаю так; но не стыжусь. Ибо я
знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить
залог мой на оный день». По всем показателям Павел
в этот момент переживал период неудач. Многие из его
влиятельных друзей и сторонников стали его противни
ками. Из всех ближних сподвижников только Лука
остался с ним; один из бывших соратников вообще вер
нулся к мирской жизни. Павел болен, он немолод, скован
оковами в Римской тюрьме, ожидает неправедного суда
и приговора от рук жестокого и безнравственного де
спота. Тем не менее, какое умиротворение и уверен
ность: «Не стыжусь... знаю... уверовал... уверен...». За

горизонтом времени он видит тот безоблачный день —
«оный день» — когда иной, праведный. Судия вручит
ему «венец правды» (см. 2 Тим. 4:8).

Упование Павла, как и Давида, было результатом
посвящения себя Богу. Это видно из его слов: «Он
силен сохранить залог мой...» Залог, согласно словарю
русского языка С. И. Ожегова, это отдача имущества
в обеспечение обязательства, под ссуду. Практически,
это выражается в том, что, отдавая какую-то вещь оп
ределенному лицу, мы получаем от этого лица средства
за хранение этой вещи. Мы как бы доверяем свое иму
щество этому лицу, которое с этого момента несет от
ветственность за сохранность этого имущества. Это и
подразумевает Павел: когда-то, много лет тому назад,
он вручил самого себя Христу. Весь его последующий
опыт испытаний и страданий выработал в нем все уг
лубляющееся упование, которое достигает своей зрело
сти здесь, в Римской тюрьме. Это упование кажется
тем ярче, чем мрачнее сцена происходящих событий.