НЕБЕСНОЕ И ЗЕМНОЕ...

Откуда всё появилось? Павел Рогозин

 

Слово    Божие   и   человеческие   установления никогда не были дружны.

«Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего, и соблюда­ющие написанное в нём; ибо время близко... И я также свиде­тельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей. И если кто отнимет что от слов книги про­рочества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде, и в том, что написано в книге сей» (Откр. 1,3;22,18-19).

«Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благове­ствованию, которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и     желающие превратить благовествование Хрис­тово. Но если бы даже мы, или ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1,6-8). Из    приведенных выше слов Священного Писания мы видим, что Бог под угрозой проклятия и вечной гибели, запрещает прибавлять, убавлять, умалять и изменять что-либо в учении Иисуса Хрис­та и Его апостолов. Однако, исторические факты, с которыми читатель познакомится на страницах этой книги, свидетельствуют о том, как легко человек отступает от истины Священного Писания и как постепенно переходит он от одного заблуждения к другому, открыто нарушая волю Господню.

В течение первого и половины второго веков учение Христово сохранялось церковью во всей его полноте и чистоте. Нам известно из церковной истории, что вплоть до пятого века христианская церковь была ещё сильна верой и истиной и легко справлялась с появлявшимися тогда заблуждениями и сектами, противопоставляя их лжеучениям истину Священного Писания. Можно с уверенностью ска­зать, что даже в конце этого периода, когда во главе христианской церкви уже, фактически, стоял римский император Константин (в духовном возрождении которого многие историки сомне­ваются), а в церковь, ради мирских выгод, проникли люди совершенно необращённые, благодаря чему духовный и нравственный уровень церкви сильно понизился, — даже в конце этого периода учение Христа, как таковое, всё же сохранялось в зна­чительной чистоте.

Но в самом конце четвёртого и в продолжение всего пятого века борьба за церковное главенство и злоупотребления вселенских соборов усиленно спо­собствовали многим отступлениям от истины и «простоты во Христе» (2 Кор.11,3).

История христианской церкви различает в своём развитии два главных периода: первый — со дня сошествия Святого Духа на апостолов до начала четвёртого века и второй — от четвёртого века вплоть до настоящего времени.

Первый период принято называть «древне-апостольской церковью», второй — «церковью истори­ческой».

В первый период (древнеапостольский), Церковь Христова мужественно переносит преследования иудеев, претерпевает затем десять жестоких гонений римских императоров, но, усиливаясь, крепнет и, несмотря на тяжкие испытания, продолжает поддерживать единство, твёрдо отстаивая чистоту догматов Божественного Основателя.

Но вот, начиная с четвёртого века, когда император Константин объявил христианство гос­подствующей религией, дав ей широкие права и преимущества пред языческими культами, церковь начала обмирщаться. Постепенно она перенесла свой центр с неба на землю. Она предпочла настоящее — будущему, временное — вечному, человеческое — Божьему... Границы, проведенные Христом между миром и церковью, между путём узким и широким, сгладились. На сцену появились уже христиане без личного убеждения, христиане, воспринявшие христианство по наследству, по традициям, люди, «имеющие только вид бла­гочестия, силы же его отрекшиеся» (2 Тим. 3,5).

И как ни странно, но, в этом состоянии отс­тупничества, церковь пребывает до сегодняшнего дня. Современное христианство — это апокалип­сический Вавилон (Откр.18 гл.), т.е. какая-то смесь небесного с земным, при явном преобладании последнего.

В своих стремлениях к земному, к целям временным, христианство, для достижения их, стало прибегать и к земным средствам: лукавству, насилию и лжи. Произошел разлад между путями человеческими и ясной волей Всевышнего. И по сей день общество, атеистическое по всему складу жизни, не перестаёт выдавать себя за христианское по названию и традициям. Для оправдания же

очевидных нарушений Слова Божия церковь воспользовалась так называемыми «преданиями», поставив их наравне с Библией и, без всякого серьёзного основания, назвав их «священными».