НЕПОГРЕШИМОСТЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Откуда всё появилось? Павел Рогозин

«Знаю дела твои; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв... Я не нахожу, чтобы дела твои были совер­шенны...» (От.3,1-2).

Не признавая и даже порицая догмат о непогрешимости папы, православная церковь учредила другого рода авторитет: «единство, свя­тость и непогрешимость православной церкви».

В основу этого заблуждения положен текст Св. Писания: «Церковь Бога живого, - столп и утверж­дение истины» (1Тим.3,15), причем церковь пони­мается только «православная». Вероучение этой церкви так и гласит: «другие церкви не могут, ни в коем случае, именовать себя церковью, ибо это означало бы, что у Христа много несродных друг другу тел.

Апостолы же учат об одном теле (1Кор. 12,12-14), которое Он духовно возглавляет», все остальные — еретики.

«Из слов апостола, — толкует дальше православная церковь, — следует, что вечная истина опирается на церковь, как на свой столп и поэтому несомненно, что церковь православная непо­грешима. Пред ее волей и учением все верующие обязаны преклониться с благоговением...»

Доказательством непогрешимости православ­ной церкви является «православный символ веры». Этот символ служит образцом веры для христиан на все времена, а он содержит в себе чистую Еван­гельскую истину. Следовательно, на все века церковь  православная  пребудет в  непогрешимой вере.

Отдельные люди и целые христианские об­щества могут ошибаться и погрешать в своих мне­ниях. Но не может быть такого времени, когда бы вся церковь уклонилась от чистоты богооткровенного учения. Так как непогрешимость принадлежит церкви Вселенской, то преимущественным органом непогрешимости ее служат вселенские соборы...

Догмат о непогрешимости церкви ни в чем не отличается от догмата непогрешимости папы; в одном случае непогрешимость приписана личности, в другом — коллективу. Обе церкви в поисках авторитета предоставили право последнего слова не Священному Писанию, а людям, заблуждения которых как бы заранее санкционированы догматом непогрешимости.

Церковь действительно является хранитель­ницей истины Божией, сокрытой в Слове Его, как сказано: «Освяти их (учеников, т.е. церковь) истиною Твоею; слово Твое есть истина» (Иоан. 17,17-18). Церковь является «столпом и утверж­дением» истины постольку, поскольку она на этой истине «утверждается» и эту истину, как столп, «утверждает» в мире. Посему, не тот еретик, кто порывает с церковью и противоречит ее суждениям, а тот, кто уходит от истины Св. Писания и противоречит Слову Божию.

Чтобы убедиться в неправильности догмата о непогрешимости церкви, достаточно вспомнить лишь несколько случаев из Священного Писания, подтверждающих, что христианская церковь никог­да не утрачивала способности грешить, ошибаться, отступать, охладевать, терять «первую любовь» к Богу и даже погружаться в духовную летаргию. Та­кими яркими примерами являются притча о десяти девах и послания к малоазиатским церквам (Мф.25,1-13; Откр.2 и 3 главы).

Отступление церкви от истины Св. Писания уже было предсказано ап. Павлом в Ефесе, когда он заявил собравшимся руководителям общин, говоря: «ибо я знаю, что по отшествии моем войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и, из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою» (Деян.20,29-30).

Подобного рода «лютые волки» появлялись еще при жизни апостолов и разрушающее влияние их испытывали христианские общины во многих местах. Так, например, ап. Иоанн говорит в своем соборном послании: «Я писал церкви; но любящий первенствовать у них Диотреф не принимает нас. Посему, если я прийду, то напомню о делах, которые он делает, понося нас злыми словами, и, не довольствуясь тем, и сам не принимает братьев, и запрещает желающим, и изгоняет из церкви» (3Иоан.1,9-10).

Из приведенного выше случая характерно то обстоятельство, что церковь, основанная самим апостолом Иоанном (и больше всех других имевшая, как будто бы права претендовать на свою непог­решимость), оказалась в столь печальном духовном состоянии, что не повиновалась даже апостолам. Засевшие в церкви лжеслужители не допускали к благовествованию даже ее основоположников.

Отсюда мы видим, что правда не всегда с тем, кто остается в церкви и не все те еретики, кто оказывается вне церкви. Диотреф остался верным поборником и ревнителем церкви, но это не препятствовало ему изгонять из церкви апостолов и ту истину, с которой апостолы приходили.

В подобных случаях Господь дает такое повеление верным ему: «выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я приму вас. И буду вам Отцом, и вы будете Моими сынами и дщерями», говорит Господь Вседержитель (2Кор.6,17-18). И еще: «выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее» (Откр. 18,4. Прочтите всю главу).

Как может Церковь быть непогрешимой, имея у себя несовершенных членов? Из порочных сла­гаемых не может быть непорочной суммы. Из греховных членов не может быть безгрешного об­щества. Свой путь на земле Церковь проходит тропой освящения. Смысл такого освящения и цель пребывания ее на земле были бы утрачены, если бы церковь стала, вдруг, непогрешимой.

Церковь Христова не искоренится, но не потому, что она непогрешима, «врата ада не одолеют ее», не потому, что она достигла со­вершенства, а в силу того, что церковь куплена «драгоценною Кровью Христа, как непорочного и чистого Агнца» (1Петр.1,19), она принадлежит Богу и никто не похитит ее из руки Его. (Иоан. 10,28).

Говоря о Церкви, Св. Писание имеет в виду Церковь Вселенскую, не как всемирную могу­щественную христианскую организацию, но как живой организм, невидимое Тело Христово. Членами этого Тела являются возрожденные свыше «чада Божии», рассеянные по лицу всей земли. Члены Тела Христова, как это ни странно, могут оказаться в любой христианской группировке. «Церковь» (по-гречески «эклезия») означает «собрание уверовавших во Христа». Церковь Христа не определяется большим количеством собравшихся верующих. Она имеет место даже там, «где двое или трое собраны во имя Его»; ибо там Христос «посреди их...» (Мф.18,20). Слово Божие не указывает к какой именно, церковной группировке должны принадлежать эти трое «собравшиеся во имя Его...». Они могут оказаться вдали от всех собраний уверовавших. Важно не это. Для уверо­вавших важно то, что их «имена написаны в книгу жизни на небесах...». (Лук.10,20).

Почему православной церкви, понадобился догмат непогрешимости? Ответ на этот вопрос мы находим в православном же вероучении: «забота о духовном спасении детей церкви налагает на церковь обязанность следить внимательно за их настроением и руководить ими при помощи «новых средств», о которых, может быть, и не сказано в Слове Божием», а поэтому церковь, в лице ее пасты­рей, имеет власть установлять новые богослужения, чины, обряды, праздники и пр.».

Из этих слов видно, что для православной церкви Священного Писания недостаточно, что православная церковь допускает, что в деле нашего спасения Бог многого не предусмотрел, а поэтому православная церковь должна, как бы, заполнить пробел теми или иными догматами, правилами и установлениями, какие диктуются данными обстоя­тельствами.

Для того чтобы убедиться в ложности такого взгляда, достаточно привести следующий текст Пи­сания: «От Божественной силы Христа даровано нам все потребное для жизни и благочестия». (2Петр.1,3).

Для истинного христианина авторитетом веры и жизни является не Церковь и ее символ веры, а Св. Писание. Руководствуясь во всех случаях только Писанием, христианин может отвергнуть людские установления и мужественно сказать: «судите, справедливо ли перед Богом — слушать вас более, нежели Бога?» (Деян.4,19).

 

Фразы для поиска: непогрешимость православной церкви откуда все начиналось христианские книги Павел Рогозин