Детские христианские расказаы

GdeBog 

Новости наших друзей
Сейчас на сайте
Сейчас 36 гостей онлайн

Глава5. Союз с божьим народом

Брачный завет

В двух предыдущих главах мы видели что завет — это необходимое, обязательное условие для истинного союза. В третьей главе мы видели, как эти условия применимы в союзе между мужчиной и женщиной, который мы называем браком. В четвертой главе мы видели, как он применим к союзу каждого верующего с Богом, который в духовном плане аналогичен брачному союзу между мужчиной и женщиной. В этой главе мы рассмотрим, как этот закон применим в еще одних, жизненно важных взаимоотношениях — взаимоотношениях Божьего народа друг с другом.

Завет формирует «народ»

В Ветхом Завете мы обнаруживаем, что с того времени, как Бог вступил в завет с Авраамом и его потомками (через Исаака и Иакова), они были отделены от других представителей человеческой расы. С этого времени они стали называться «семенем Авраама». Однако, суть Божьей цели требовала вторичного установления завета не с самим Авраамом лично, а со всеми его потомками сразу. Это произошло на горе Синай после выхода из Египта. После этого они получили новое название в единственном числе: «народ» (на еврейском «ам»). Это означает, что через вступление в завет, они стали новым, единым целым.
Процесс вступления Бога в Свой завет с Израилем описан в книге Исход с 19 главы и далее. В Исходе 19:5-6, Бог провозгласил Свое намерение, для которого Он привел Израиль во взаимоотношения завета с Собой.
«Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой то будете Моим уделом из всех народов: ибо Моя вся земля; а вы будете у Меня царством священников и народом святым...»
Нам необходимо понять, что Израиль с этого момента стал для Бога особым народом не из-за их какой-то особой праведности, но через заключенный с ними завет. Важно увидеть, что их святость была следствием завета, а не причиной его. Выразим это другим образом: Бог не вступил в завет с Израилем, потому что они были святыми; скорее, Он сделал их святыми через вступление с ними в завет.
В предыдущей главе мы видели, что на основании этого завета Бог вступил во взаимоотношения с ними и взял на Себя обязанности супруга. Завет, установивший взаимоотношения между Богом и Израилем, аналогичен завету между мужем и женой. Он дал им уникальные взаимоотношения с Богом, такие же, как брак дает женщине уникальные взаимоотношения с мужем.
Тем не менее, единственным основанием, на котором только Израиль имел право продолжать эти уникальные и особые отношения с Богом — это оставаться верными завету. По этой причине Бог начинает провозглашение Своего намерения словом «если». «Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов... и народом святым». Поэтому, продолжение уникальных взаимоотношений Израиля с Богом было тесно связано с их послушанием условиям завета. Поэтому позже, когда Израиль впал в идолопоклонство, его пророки расценивали их грех, как «прелюбодеяние». Это было подобно тому, как жена не сохранила верности в брачных отношениях своему мужу.
Со времени установления Богом завета с Израилем, в еврейском языке Ветхого Завета сохранялась существенная разница между двумя родственными еврейскими словами: «гои» (нация) и «ам» (народ). Все нации, включая Израиль, называются «гойим» (множественное число «гои») — «нации». Но сам Израиль является еще также и «ам»— «народ». Уникальные взаимоотношения в завете с Богом отделили Израиль от других наций и дали ему это особое название.
В Новом Завете это же отличие сохраняется в употреблении двух различных греческих слов: «этнос» («нация» — соответствует еврейскому «гои»); и «лаос» («народ» — соответствует еврейскому «ам»). Греческое слово «этнос» во множественном числе звучит как «этнэ» и переводится как «нация» или «язычники». Важно понимать, что слово «язычники» обычно относится не к людям, которые не христиане, а к людям, которые не евреи. Этот анализ отличительных слов, применяемых и в еврейском и греческом языках для обозначения «народ» и «нация», необходим для установления одного, жизненно важного основного принципа в Писании: чтобы создать народ («ам») необходим завет («б'рит»). Этническая группа, не имеющая совместного завета с Богом — это просто «нация», но этническая группа, имеющая совместный завет с Богом — «народ».

Взаимоотношения Завета: вертикальные и горизонтальные

Если мы возвратимся еще раз к отрывку из 19 главы книги Исход и далее, где Бог вступил в завет с Израилем, мы обнаружим второй родственный принцип: этот же завет, который привел Израиль в уникальные взаимоотношения с Богом, также привел их в уникальные отношения друг с другом. Основная цель последующих глав в книге Исход — с 20 по 23 главу — это определить особые практические правила, которыми Бог повелел им руководствоваться с этого момента в своих взаимоотношениях. Как члены одного заветного народа, они имели особые обязательства друг перед другом, отличные от тех, которые они имели с представителями других наций, не имеющих отношения завета с Богом или с Израилем.
Мы можем изложить этот же принцип более широко: те, у кого есть взаимоотношения завета с Богом, у тех обязательно существуют взаимоотношения завета друг с другом. Взаимоотношения, установленные через завет, имеют два направления: вертикальное и горизонтальное. Завет, приводящий нас в союз по вертикали с Богом, непременно должен привести нас в союз по горизонтали со всеми вступившими в такой же завет с Богом. Мы не имеем права претендовать на преимущества, данные заветом с Богом, если в то же самое время отказываемся брать на себя обязательства по отношению к тем, кто состоит в таком же завете с Ним. Тот же самый завет, который привел отдельных людей в союз с Богом, привел их, и в совместный союз друг с другом. Этот союз формирует их, как «народ» — что выделяет их из всех других человеческих союзов.
Эти принципы, касающиеся завета, установленные в Ветхом Завете, без изменений были перенесены в Новый Завет. Когда Иисус праздновал со Своими учениками Последнюю Вечерю, и разделил с ними хлеб и вино, Он тем самым привел их во взаимоотношения завета с Собой. После того, как Иисус передал им чашу, чтобы они испили из нее, Он сказал: «Ибо сие есть Кровь Моя нового завета...» (Матфея 26:28). Они не просто разделили чашу завета с Ним; они также разделили ее друг с другом. Этот важный акт привел каждого из них в завет с Иисусом, но в то же самое время он привел их всех в завет друг с другом. С этого времени их взаимоотношения завета были не только вертикальными — с Иисусом; они были также горизонтальными — друг с другом.
Это подтверждается в 1-м послании Коринфянам 10:16-17, где Павел разъясняет смысл вечери Господней. Он придает особое значение этим горизонтальным взаимоотношениям между всеми, кто ест один хлеб и пьет из одной чаши:
«Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба».
В 1-м послании Петра 2:9-10, Петр провозглашает, что новый завет во Христе имеет те же последствия, что и предыдущий завет с Израилем: он соединяет всех, вступивших в него, как единый «народ».
«Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет (Петр цитирует те же самые слова, сказанные Богом Израилю в книге Исход 19:5-б); некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, ныне помилованы».
Мы уже видели в двух случаях, что конечная цель завета — это союз. Цель брачного завета — это привести мужчину и женщину в союз друг с другом. Цель завета между Богом и отдельным верующим — привести верующего в союз с Богом. Этот принцип применим в той же мере и к третьему случаю — завету между верующими. Его цель привести всех верующих в союз друг с другом.
После того, как Иисус разделил хлеб и вино нового завета со Своими учениками, Он начал вести с ними продолжительную и доверительную беседу, описанную в Евангелии от Иоанна, 14, 15 и 16 главах. Кульминационной точкой Его беседы стала Его «первосвященническая молитва» за них, описанная в 17 главе. Наивысшей точкой этой молитвы стала Его просьба к Отцу, чтобы все верующие в Него были «... едино, как Мы едино» (Иоанна 17:22). В связи с этим мы понимаем, что эта просьба основана на завете, ранее установленном Им с ними в этот вечер. Конечной целью завета является союз такого же свойства и качества, как и существующий союз между Отцом и Сыном. Пока мы, как верующие, не приходим к этому единству, мы не исполняем наших обязательств завета и по отношению к Христу, и по отношению друг к другу.
Мы уже обращали внимание, что когда Бог заключил Свой завет с Израилем на горе Синай, Он сразу же начал объяснять израильтянам обязательства, которые налагал на них завет в их взаимоотношениях и поведении друг с другом. Эти обязательства конкретно и просто изложены в главах 20-23 в книге Исход. Соответствующим образом новый завет предписывает всем, вступившим в новый завет во Христе, обязательства по отношению друг к другу. В рамках этой книги мы не будем рассматривать в деталях все взаимные обязательства верующих по отношению друг ко другу. Тем не менее, мы можем представить общую картину обязательств, выбрав фразы, такие как «друг друга» или «один другого», встречающиеся в новом завете и перечислить различные взаимные обязательства.
Все, вступившие в новый завет во Христе, должны вести себя по отношению друг к другу следующим образом:

УМЫВАТЬ НОГИ друг другу (Иоанна 13:14);
ЛЮБИТЬдруг друга (Иоанна 13:34);
НАЗИДАТЬ друг друга (Римлянам 14:19);
ПРИНИМАТЬ друг друга (Римлянам 15:7);
НАСТАВЛЯТЬ друг друга (Римлянам 15:14);
ПРИВЕТСТВОВАТЬ друг друга (Римлянам 16:16);
СЛУЖИТЬ друг другу (Галатам 5:13);
НОСИТЬ БРЕМЕНА друг друга (Галатам 6:2);
СНИСХОДИТЬ друг ко другу (Ефесянам 4:2);
ПРОЩАТЬ друг друга (Ефесянам 4:32);
ПОВИНОВАТЬСЯ друг другу (Ефесянам 5:21);
НАУЧАТЬ друг друга (Колоссянам 3:16);
УТЕШАТЬ друг друга (1 Фессалоникийцам 4:18);
ПООЩРЯТЬ друг друга к ЛЮБВИ И ДОБРЫМ ДЕЛАМ (Евреям 10:24);
ИСПОВЕДОВАТЬ СВОИ ГРЕХИ друг другу (Иакова 5:16);
МОЛИТЬСЯ друг за друга (Иакова 5:16);
БЫТЬ СТРАННОЛЮБИВЫМИ друг к другу (1 Петра 4:9);
ОБЛЕКАТЬСЯ СМИРЕННОМУДРИЕМ по отношению друг ко другу (1 Петра 5: 5).

Только если мы, как верующие, выполняем эти обязательства по отношению друг к другу, то мы исполняем требования Нового Завета.
Несмотря на то, что обязательства Нового Завета изложены в несколько другом виде, отличном от обязательств данных на горе Синай, основной принцип остается один и тот же в обоих случаях: те, кто вступил в завет с Богом, через этот же самый завет непременно вступает в завет друг с другом. Обязательства каждого такого завета простираются в двух направлениях: вертикально — между заветом людей и Бога; горизонтально, между людьми, вступившими в завет.

Только смерть делает завет действительным

Еще один принцип в равной степени, касающийся каждого завета, — это то, что он действителен только на основании жертвы. Как мы видели во 2 главе нашей книги, этот главный принцип изложен в Послании Евреям 9 глава 16-17:
«Ибо, где завещание, там необходимо, чтобы последовала смерть завещателя, потому что завещание действительно после умерших; оно не имеет силы, когда завещатель жив»
В следующих трех стихах автор Послания к Евреям раскрывает этот принцип на примере завета между Богом и Израилем, заключенным через посредничество Моисея на горе Синай:
«Почему и первый завет был утвержден не без крови. Ибо Моисей, произнесши все заповеди по закону пред всем народом, взял кровь тельцов и козлов с водою и шерстью червленою и иссопом, и окропил как самую книгу, так и весь народ, говоря: «ЭТО КРОВЬ ЗАВЕТА, КОТОРЫЙ ЗАПОВЕДОВАЛ ВАМ БОГ»».
В каждом случае смерть жертвы символизирует смерть тех, кто через нее вступил в завет. Животные, принесенные в жертву Моисеем, лишь напоминали Израилю о том принципе, что завет действителен только через смерть и они являлись прообразом другого рода жертвы, которая еще не была принесена. С другой стороны, смерть Иисуса на кресте была заместительной жертвой. Он умер как личный представитель всех, вступивших через Него в завет с Богом. Иисус отождествился с каждым в смерти, чтобы каждый в свою очередь мог отождествить себя с Иисусом. Когда это двустороннее отождествление выражается через посвящение каждого верующего, смерть Иисуса, действенна и практически становится смертью верующего. Этот принцип ясно изложен Павлом в 2-м послании Коринфянам 5:14-15:
«Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего».
Умозаключение Павла ясно и логично. Оно суммировано словами: «То все умерли». Если мы принимаем смерть Христа как свою смерть, тогда мы должны «почитать себя мертвыми» (Римлянам 6:11). Следовательно, мы больше не свободны жить для самих себя. Это также имеет двустороннее применение: вертикальное, по отношению к Господу; горизонтальное по отношению к Божьему народу. Когда Господь и Авраам вступили в завет друг с другом, то каждый добровольно аннулировал право жить только для себя. Каждый через «рассечение» завета, в сущности, сказал один другому: «Это моя смерть... Вступив в этот завет, я вступил в него через смерть. Теперь, когда я в завете, я больше не имею права жить для себя».
Такие же взаимоотношения, которые были установлены между Господом и Авраамом лицом к лицу, в эту памятную ночь, восстановлены и между всеми, кто через смерть Иисуса вошел в завет друг с другом. Каждый из нас лично подтверждает обоюдный завет, примером и прообразом которого для нас являются Господь и Авраам. Каждый говорит другому: «Это моя смерть. Вступив в этот завет я вступил в него через смерть. Теперь, когда я в завете, я больше не имею права жить для себя».
В 1-м послании Иоанна 3:16-17, апостол применяет этот принцип завета, который действителен только через смерть, конкретно к нашим взаимоотношениям между верующими братьями:
«Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев. А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, как пребывает в том любовь Божия?»
Фраза «мы должны» выражает обязательство, от которого мы не можем уклониться, если мы претендуем на участие в одном завете. Когда Иоанн говорит «полагать души свои», он не говорит исключительно о физической смерти. Он более глубоко поясняет это в следующем стихе, в котором говорится, чтобы мы предоставляли свой «достаток в мире» в распоряжение наших верующих братьев. Если мы не готовы этого сделать, там, где в этом действительная нужда, тогда мы не готовы и «положить свои души». «Положить свои души», значит разделить с нашими братьями и сестрами в завете то, что у нас есть и чем мы обладаем. Если мы не готовы сделать этого, наше посвящение завету не вполне искренно.

Новый образ жизни — Койнония

В греческом лексиконе Нового Завета есть одно очень важное слово, характеризующее особый образ жизни, в который мы вступили посредством нового завета. Это слово — «койнония». Существительное «койнония» произошло от прилагательного «койнос», что означает «общий». Буквально в своей основе «койнония» — значит «иметь общее». Таким образом, когда двое или несколько человек имеют что-то общее, они имеют «койнонию». Если в каких-то сферах они не имеют ничего общего, то в этих сферах они не имеют и «койнонии». О первой церкви в Иерусалиме сказано, что «все у них было общее» (Деяния 4:32). Это была «койнония».
В большинстве переводов Нового Завета, слово «койнония» переведено словом «общение» или «братство». Однако, во многих переводах оно переведено не одним словом, а фразой, например такой, как «быть в единстве с...» или «разделять совместно жизнь». Поскольку нет ни одного русского слова, которое полностью бы выразило его смысл, в этой главе мы будем использовать слово в его греческой форме — койнония.
Койнония — это следствие истинного единства. Идеальный пример койнонии — это взаимоотношения между Богом Отцом и Богом Сыном. В Иоанна 10:30, Иисус говорит: «Я и Отец — одно». Это единство между Отцом и Сыном является основой их койнонии. Ее результаты изложены Иисусом в Евангелии от Иоанна 16:14-15, где Он говорит о Духе Святом: «Он... от Моего возьмет и возвестит вам». Но затем Он сразу же объясняет: «Все, что имеет Отец, есть Мое...» Другими словами, Иисус сказал: «Все, что есть у Меня, Я имею не на основании собственных прав, но на основании Моего единства с Отцом».
В Иоанна 17:10, Иисус подтверждает это же в Своей молитве к Отцу: «И все Мое Твое, и Твое Мое...». Это истинная койнония — иметь все общее.
В этом смысле Евангелие является приглашением Отца и Сына всем представителям человеческой расы разделить с Ними истинную койнонию, которую Они разделяют друг с другом. В 1-м послании Коринфянам 1:9, Павел говорит: «Верен Бог, Которым вы призваны в общение (койнонию) Сына Его Иисуса Христа, Господа нашего». Важно видеть различие между «средством» и «целью». Очень многие формы религиозной деятельности это скорее «средства», чем «цель». Они сами по себе не имеют ценности, кроме тех случаев, когда они дают нам возможность достигать «целей», которые лишь одни представляют ценность. Койнония — это не просто «средство», она — «цель». Она, фактически, является конечной целью всей полезной религиозной деятельности.
В 1-м послании Иоанна 1:3-4, Иоанн также заявляет, что конечная цель Евангелия — это привести всех, откликнувшихся на него, к вечной койнонии с Отцом и Сыном, чтобы наслаждаться ею:
«О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение (койнонию) с нами; а наше общение (койнония) — с Отцом и Сыном Его Иисусом Христом. И сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна».
«О том, что мы видели, и слышали» — это свидетельство очевидцев, апостолов Христа, сохраненное для нас на страницах Нового Завета. Следовательно, эти стихи раскрывают основную цель, с которой Бог позволил записям Евангелия сохраниться и передаться от поколения к поколению. Это значит, что все, кто верит и повинуется, может стать участником истинной вечной койнонии, являющейся небесным образом жизни.

Цена койнонии

Однако, койнония не является чем-то дешевым. За нее нужно платить цену. Она определяется двумя неизменными требованиями. Первое — это посвящение; второе — это образ жизни, который гласит: «ходить во свете».
Завет, как мы уже видели — это дверь к единству. Те, кто готовы сделать полное и неограниченное посвящение в завете могут войти в истинное единство с другими. Это подобно взаимоотношениям между мужем и женой; между верующим и Богом; и между верующими в совместном общении.
Впоследствии, это посвящение выражается через «хождение во свете». В 1-м послании Иоанна 1:7, Иоанн говорит: «Если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение (койнонию) друг с другом...». «Хождение во свете» — это единственный путь к койнонии. Где бы Писание не говорило о койнонии, оно признает только один стандарт — это Сам Бог. Это выражено фразой «подобно как Он во свете». Бог готов возвысить человечество до Своего собственного уровня койнонии, но Он не будет понижать стандарт койнонии до уровня неискупленного человечества, или даже до уровня отпавшего христианского мира.
В то же самое время, фраза «во свете» устанавливает границы тому, что можно разделять, находясь в койнонии. Все, что противоречит Божьему закону в области морали или этики — не есть «во свете». Наоборот, это тьма. Ясный пример этого — область сексуальных отношений. Для мужа и жены иметь сексуальные отношения друг с другом соответствует Божественному закону. Это полностью «во свете». Но если они кроме этого будут вступать в сексуальные отношения с каким-то еще другим человеком, то это полностью противоречит Божественному закону. Это уже больше не «во свете».
Итак, в связи с вышесказанным, можно утверждать, что хождение «во свете» — это взаимоотношения абсолютной, постоянной честности и открытости между всеми состоящими в койнонии. Ничего нельзя скрывать, или искажать, или утаивать. Сущность взаимоотношений такая же, как между мужем и женой, или между группой верующих, доверивших себя один другому, эта сущность одна и та же. Мы можем суммировать это словами, которые мы использовали в 3 главе, описывая взаимоотношения мужа и жены: полное, неограниченное раскрытие одной личности другим.
Таким образом, границы койнонии определяются двумя факторами: Божественным законом и абсолютной честностью. Божественный закон устанавливает границы; все, что противоречит Божественному закону не является больше койнонией. Это тьма, а не свет. Но в пределах этих границ, свет должен быть полным и неограниченным. Там где обман, или лицемерие, или эгоистичное побуждение, свет начинает тускнеть. Койнония больше уже не находится на Божественном уровне.
Что мы скажем христианам, ищущим общения друг с другом, но не желающим соответствовать этим требованиям? Логически, мы должны сказать то же самое, что мы сказали бы мужчине и женщине, ищущим сексуальных отношений, но не желающим отвечать требованиям о браке. Результат, которого они добьются, будет не койнония, а «блуд». Это в равной степени истина, в физическом ли это плане между мужчиной и женщиной, или же в духовном плане между христианами, ищущими постоянных отношений друг с другом. Все, отвергающие Божьи требования, являются по Его меркам виновными в блуде. В Ветхом Завете неоднократно говорится о духовном блуде, в котором пророки не раз обвиняли Израиль. Результаты таких неправильных, несвязанных совместными обязательствами взаимоотношений между христианами, очень похожи на те результаты, которые возникают у мужчины и женщины в их неправильных сексуальных отношениях. Они таковы: боль, горечь, раздор, разрушенные взаимоотношения, невыполненные обещания и неудовлетворенные желания. Судя по результатам, мы вынуждены признать, что сегодня во многих кругах христианского мира очень мало признаков истинной койнонии, но изобилие признаков массового духовного блуда.
Нашей целью в этой главе являлось, как можно более ясно указать на лекарство, предлагаемое Писанием против этой трагической ситуации. Оно заключается в возвращении к Божьим требованиям: посвящение в завете, осуществляемое в «хождении во свете».