Детские христианские расказаы

GdeBog 

Новости наших друзей
Сейчас на сайте
Сейчас 17 гостей онлайн

Давид Вилкерсон. Крест и нож. Глава 14

Давид Вилкерсон. Крест и нож
Давид Вилкерсон. Крест и нож. Глава  14

Несмотря на достигнутый успех, которого мы добились за последнее время, я чувство¬вал, что нам не хватает личного контакта с подростками. Поэтому задолго до конца наших выступлений по телевидению я начал ходить по улицам города и разговаривать с юношами и девушками. Это было намного эффективнее. У Иисуса Христа не было никаких средств информации. Он непосредственно общался с окружающими. Возвратившись к своему преж¬нему занятию, я понял, что это как раз то, что нужно.
Каждое утро я ездил в Бруклин, чтобы пого¬ворить с молодежью.
Перемена во многих из них совершалась прямо на глазах, как это было и на стадионе в Сант Николае. Необходимо бы¬ло что-то делать для определения дальнейшей судьбы моих подопечных. Я не беспокоился за тех, кто стал регулярно посещать какую-либо церковь, но были и такие, кто нуждался в по¬мощи.
Однажды, когда я ехал в Бруклин, моя дав¬няя мечта о доме для подростков обрела в моих мыслях конкретную форму. Этот дом. ко-торый можно было бы назвать Центром под¬ростков, располагался бы в самом неблагопо¬лучном районе города. У нас был бы штат из десятка специалистов, разделяющих мои взгляды и надежды. Каждый из них вел бы ра¬боту по определенному направлению: борьба с преступностью, наркоманией, проституцией, беседы с родителями и занятия с детьми.
Мы создали бы особую атмосферу новой жизни, построенной на доброжелательности и любви. Сюда приходили бы юноши и девушки, нуждающиеся в поддержке, здесь они учились бы и принимали участие в богослужениях. Они узнали бы, что значит жить и работать по-христиански, и готовились бы к жизни, на-правляемой Святым Духом.
Летом 1960 года, проработав год в Нью-Йор¬ке, я повсюду стал делиться своими планами, пытаясь найти поддержку, но мне постоянно говорили одно и то же: "Дэви, ваша мечта имеет один недостаток — она требует денег". И правда, у нас на счету никогда не было более 100 долларов.
В конце учебного года собиралась приехать Гвен. Я нашел небольшую квартиру в районе
Стейтен Айланд.
— Это, конечно, не отель "Хилтон", но, по крайней мере, мы будем вместе, — сказал я Гвен по телефону. — Собирайтесь, я приеду за вами.
— Дорогой, — ответила она, — я согласна жить и на улице, лишь бы быть вместе с тобой.
И вот мы снова вместе и счастливы, не¬смотря на тесноту квартиры.
Гвен весьма заинтересовалась идеей созда¬ния Центра.
— Дэви, — сказала она, когда я в очередной раз пожаловался на наши финансовые затруд¬нения, — как тебе не стыдно? Ты начинаешь не с того — хочешь накопить деньги, чтобы ку¬пить дом, тогда как, если ты делаешь это с ве¬рою, должен сначала подыскать дом, а потом позаботиться о деньгах.
На первый взгляд ее предложение показа¬лось мне чисто женским. Но чем больше я раз¬мышлял над ним, тем чаще мне приходили на ум примеры из Библии: Моисей должен был простереть руку над морем, чтобы оно рассту¬пилось, и священники по слову Иисуса Навина должны были затрубить в трубы, чтобы стены Иерихона обрушились. Да, человек часто по¬ступает, не отдавая себе отчета в водительстве Божием, и только последующие события го¬ворят об этом. Может и мне нужно прежде за¬няться поиском дома?
Я встретился с членами нашего комитета. Конечно, такое название для группы из шести человек звучит громко, но это были самоот-верженные, преданные делу люди, которые от¬давали много сил и времени работе нашей ор¬ганизации.
Я рассказал им о растущей потребности со¬здания дома, где бы малолетние преступники и наркоманы могли встречаться с христианами. Я также высказал им мысль Гвен о том, что сначала нужно найти подходящий дом, а по¬том позаботиться об уплате за него. Комитет согласился с моим предложением.
— Мы должны рассчитывать только на свою веру, — сказал один из наших служащих по имени Артур Грейвз.
Результатом нашего эксперимента явились следующие события: 15 декабря 1960 года в два часа ночи, во время молитвы, я получил от-кровение, что нам необходимо искать дом на Клинтон Авеню, а не на Фултон Стрит, где ра¬нее сосредоточивались наши поиски.
Я взял карту, нашел нужную мне улицу и сразу же пометил ее, как будто место располо¬жения Центра подростков было делом решен-ным.
На следующий день я позвонил нескольким членам комитета, и мы договорились встре¬титься на Клинтон Авеню с тем, чтобы искать подходящий дом. Я позвонил также казначею нашей организации Полу, сообщил ему о нашем решении и поинтересовался нашим финансо¬вым положением. Оказалось, что мы распола¬гаем суммой в 125 долларов 73 цента.
Первый же дом, который мы осмотрели, ка¬залось, отвечал нашим требованиям. Это было старое, мрачное здание стоимостью 17 тыс. долларов. Цена была приемлемой. Мы осмот¬рели дом и договорились о покупке. Но, когда мы пришли на следующий день, хозяин начал уклоняться от принятого решения, увеличи¬вая стоимость. Так продолжалось несколько дней, пока мы, наконец, не решили поискать другой дом.
В нашей кассе оставалось не более ста дол¬ларов, а дом, который мы снова нашли, стоил уже 34 тыс. долларов. Это была бывшая боль-ница. Во многих отношениях помещение удо¬влетворяло нашим требованиям. В доме име¬лось все необходимое для размещения доста¬точного количества работников и воспитанни¬ков Центра.
Мы уговорили владельца дома снизить цену и я уже чуть было не подписал контракт.
— Прежде, чем мы примем решение, я ду¬маю, нам необходимо взглянуть на другой дом, который находится напротив, — предложил Дик Симонз, молодой служащий, входивший в состав комитета.
— Сколько он стоит? — спросил я.
— 65 тыс. долларов.
— Прекрасно, — сказал я. — Всякий раз, ког¬да мы находим новый дом, его цена поднима¬ется, а наша касса пустеет. Когда у нас было 125 долларов, мы хотели купить дом за 17 тыс. долларов. Когда у нас было 100 долларов, мы решили купить дом за 34 тыс. долларов, а те-перь, когда у нас почти ничего не осталось, мы собираемся купить дом за 65 тыс. долларов.
Тем не менее дом всем понравился. Это был настоящий дворец, построенный из красного кирпича в стиле эпохи короля Георга.
Я никогда не встречал более запущенного жилища. Здесь уже давно никто не обитал. Раньше его использовали студенты. Теперь там жил один старик, который собрал здесь столь¬ко всякого хлама, что трудно было даже пред¬ставить. Весь дом был завален грудами газет, разбитых бутылок, детских колясок, старых зонтиков и прочим хламом. Все водопровод¬ные краны не действовали, во многих местах с потолка и стен обвалилась штукатурка, лест¬ничные перила шатались из стороны в сторо¬ну, а двери были сорваны с петель.
Но, несмотря на все это, чувствовалось, что когда-то это был вполне приличный дом, там даже был внутренний подъемник. Наверху раз¬мещались комнаты для прислуги, подвал был сухой и крепкий. Мы молча осмотрели его. И вдруг Гарольд Бредезен, пастор из Маунт Вернон, громко, словно читая проповедь, сказал:
— Это место выбрано для вас Богом! Он сказал это голосом, не терпящим возра¬жений, его слова прозвучали, как пророчест¬во. Нотки уверенности в его интонациях я слышал еще много дней, и, мне кажется, они имели отношение к тому, что мы собирались делать.
Возвращая ключи хозяевам дома. Дик Симо¬на заметил, что цена в 65 тыс. долларов подо¬шла бы, если бы дом был в лучшем состоянии. Он уговорил владельца снизить цену до 42 тыс. долларов!
— Итак? — спросил я Дика, — замечатель¬нейшая сделка, учитывая, что на счету у нас целых сто долларов!
Но мне не очень хотелось покупать этот дом. Слишком много потребуется усилий, чтобы привести его в надлежащий вид. Меня больше интересовали творческие вопросы, а не ре¬монт старого дома.
С другой стороны, если нам суждено въе¬хать в это здание, то кто я такой, чтобы воз¬ражать? Прежде, чем предпринимать что-либо, я хотел убедиться, что мы действуем по воле Бога.
Поэтому в ту же ночь, во время молитвы, я спросил об этом у Господа.
— Господи, Ты помогал мне постичь Твою волю, давая знаки.
Я вспомнил, как мы спрашивали у Бога о ра¬боте в Филипсбурге, о продаже телевизора.
— Я хотел бы испросить Твоего позволения еще раз "расстелить шерсть" пред Тобою.
На следующий день я поехал в Глад Тайдингз и долго разговаривал там с миссис Ма¬рией Браун, которая работала в церкви Стенли Бэрг. Я подробно рассказал ей о необходимос¬ти создания Центра и о доме, который мы вы¬брали.
— Дэвид, — сказала миссис Браун. — По-моему все так и должно быть. Когда вам пона¬добятся деньги для уплаты?
— Через неделю.
— Может быть, вы придете в воскресенье в нашу церковь и попросите помощи у прихо¬жан? Конечно, приближается Рождество, и это не самое удобное время, но все же приходите, если хотите.
Я с рад остью согласился. Я знал, что в Глад Тайдингз я не соберу и двух тысяч долларов, а нам нужно было более, чем в два раза больше — 4200 долларов, то есть первый взнос, со¬ставляющий 10% от общей суммы. Но я просил Господа совершить чудо. Я хотел удостове¬-
риться в Его поддержке.
— Господи, — молился я в ту ночь. — Если Ты хочешь, чтобы мы купили этот дом, помоги нам собрать необходимую сумму денег для первого взноса за один вечер.
Было весьма нелегко, но, подобно Гедеону, я решился усложнить ситуацию:
— Более того, позволь собрать мне эту сум¬му не говоря, сколько именно нам нужно, пусть люди жертвуют от чистого сердца.
Я чувствовал, что нахожусь в глупом поло¬жении. Было ясно, что я не очень-то хотел по¬купать этот дом. Но я уже вознес молитву и те-перь хотел видеть, что же из этого получится.
Наступило воскресенье. Я организовал очень простую службу. Намеренно прохладно и без эмоций я рассказал о наших затруднениях, привел примеры из жизни ребят, начавших но¬вую жизнь. В конце службы я сказал:
— Я не хочу произносить трогательные призывы, я хочу, чтобы все свершилось под действием Святого Духа. Я сейчас оставлю вас и сойду вниз в подвальное помещение. Если вы пожелаете внести свою лепту в наш фонд, я бу¬ду рад.
Я ушел в заднюю комнату и начал ждать Я никогда не забуду того, что мне довелось пе¬режить в те минуты. Я даже удивился своим переживаниям До этого я не задумывался все¬рьез о покупке этого дома на Клинтон Авеню. Прошло десять минут. Никто не появлялся. Я даже обрадовался, что все кончилось. По край¬ней мере, я знал, что на этот раз знамения не будет.
Вдруг в конце коридора открылась дверь, и вошла пожилая дама. В ее глазах были слезы.
— Пятнадцать лет, — сказала она, — я мо¬люсь о том, чтобы кто-нибудь взялся за эту ра¬боту. Вот десять долларов. Это все, что может дать вдова. Но я знаю, что эти деньги принесут пользу.
Следующей пришла женщина, которой было приблизительно лет 50. Она сказала:
— Пастор Уилкерсон, мне платят пенсию из отдела социального обеспечения. Я хочу от¬дать эти деньги вашим ребятам.
Не успела она выйти, как кто-то широко от¬крыл дверь, подперев ее стулом, и в комнату хлынул непрерывный поток людей.
Я был потрясен. Я прежде не видел ничего подобного. Люди приносили по 100, по 200 долларов, кто сколько мог. Маленький маль¬чик принес все свои сбережения — 14 центов. Он сказал:
— Вот все, что у меня есть. Я отдаю их во имя Бога.